Управление результативностью

Классификация рисков, методы оценки и способы управления

Развивая СУР, Общество исходит из необходимости достижения оптимального баланса между всеобъемлющим характером управления рисками и ресурсными затратами на этот процесс.

В соответствии с такой логикой риски подразделяются на локально и централизованно управляемые.

Управление локальными рисками, как правило операционными (многочисленными, разнородными по природе, зачастую с низкой вероятностью, но с весьма значительными последствиями, именуемыми в профессиональной терминологии «хвостовыми»), осуществляют профильные подразделения. Локальные риски переходят в разряд централизованно управляемых в тех случаях, когда их оцененный уровень превосходит определенные пороговые значения, что требует принятия мер на уровне руководства Общества или Госкорпорации «Росатом» и выделения дополнительных средств.

К централизованно управляемым на постоянной основе рискам относятся стратегические, финансовые и значимые операционные. В отношении таких рисков формируется регулярная отчетность для руководства Общества и Госкорпорации «Росатом» с целью определения необходимых способов и мер реагирования. На схеме далее представлена классификация рисков с акцентом на тех классах рисков, которые оказывают воздействие на надежность поставок Общества во всех трех категориях — стратегических, финансовых и операционных рисков.

Количественная оценка по методике «Показатели под риском» (Value at Risk, VaR) производится на пятилетнем горизонте в отношении таких финансовых и некоторых стратегических рисков, в основе которых лежит неопределенность (волатильность) будущих рыночных котировок на природный уран, услуги по конверсии и обогащению, макроэкономических параметров (индексов инфляции, процентных ставок) и некоторые иные рыночные неопределенности, включая:

  • товарный ценовой риск — влияние волатильности рыночных котировок и индексов инфляции на цены по контрактам Общества и договорам на приобретение урановой продукции и услуг и, следовательно, на выручку, основные переменные расходы и маржинальный доход;
  • товарный объемный риск — заведомая неопределенность объемов заказываемых покупателями урановой продукции Общества опционов и количественных гибкостей в рамках действующих долгосрочных контрактов, а также вероятность изменения количественных условий по находящимся в проработке проектам новых контрактов, что воздействует на те же будущие показатели деятельности компании, что и товарный ценовой риск;
  • валютный риск — влияние неопределенности курсов валют на выраженную в рублях выручку Общества, его операционную (EBITDA) и чистую прибыль, а также другие показатели;
  • инфляционный риск — влияние будущих индексов инфляции на цены, доходы и расходы Общества;
  • процентный риск — воздействие возможного изменения процентных ставок на будущие процентные платежи Общества и его денежный поток от финансовой деятельности;
  • кредитный риск — неисключаемый дефолт контрагентов Общества, банков и страховых компаний.

Величина VaR определяется в отношении планируемых выручки, операционной прибыли (EBITDA), операционного и чистого денежных потоков, показателей ликвидности и оборачиваемости, а также фактора чистой задолженности. Из множества «хвостовых» операционных рисков в настоящее время количественно моделируется риск задержки поставок вследствие закрытия порта в г. Санкт-Петербург.

Важнейшим инструментом управления рисками Общества и Госкорпорации «Росатом» в целом является показатель готовности к риску, с которым сравнивается величина VaR. Этот показатель характеризует максимально приемлемые потери в заданном доверительном интервале вероятности комбинированного воздействия, то есть фактически определяет степень свободы менеджмента Общества в координатах «риск — доходность», с которой согласен бенефициар компании — Госкорпорация «Росатом». Запланированное на 2012 год утверждение этого показателя Госкорпорацией «Росатом» будет означать для Общества принятие на себя обязательства не превышать его при осуществлении хозяйственной деятельности.

Соблюдение готовности к риску Общество будет достигать в первую очередь за счет хеджирования тех рисков, управление которыми наименее ресурсоемко и дает наибольший эффект снижения VaR. Таким риском, прежде всего, является валютный: в дальнейшем планируется осуществлять не только его естественное хеджирование (получение кредитов и осуществление расходов в валюте выручки), но и использование производных финансовых инструментов. В отношении товарного ценового риска — второго по доле в VaR после валютного риска — признаётся, что он является естественным и неизбежным для Общества, в то время как финансовые инструменты его хеджирования на урановом рынке (урановые фьючерсы и опционы) еще недостаточно развиты. Это объективно обусловливает необходимость выстраивания Обществом торговой, включая ценовую, политики таким образом, чтобы ни общая готовность к риску, ни лимит товарного риска не превышались.

Операционные и некоторые стратегические риски, в основе которых не лежит волатильность рыночных или макроэкономических параметров, оцениваются в Обществе по методике FMEA. Целью метода является предупреждение и ослабление воздействия возможных сбоев, ошибок, опасностей на осуществление бизнес-процессов Общества, выполнение его обязательств, цели и финансово-экономические результаты работы Общества.

Основные отчетные формы по рискам включают:

  • «пирамиду» рисков — графическое отображение ключевых рисков, их факторов, взаимосвязей между ними и показателей деятельности Общества, на которые они оказывают влияние;
  • «карту» рисков — базу данных по рискам, их «владельцам», результатам идентификации, оценки и ранжирования рисков, способам реагирования на риски, мерам по управлению ими и динамике изменения величин рисков;
  • «риск-радар» — графическое представление об относительной величине рисков и динамике их изменения.